Конор Макгрегор об актуальном

Изначально Конор шутил, когда говорил, что станет чемпионом в двух весовых категориях

Два пояса Макгрегора
Не все, что я говорю, воплощается в жизнь. Когда я говорил, что стану чемпионом UFC в двух весовых категориях, – я просто дурачился. Просто прикалывался. Как это вообще могло произойти? Ирландец станет чемпионом UFC? Я просто прикалывался. Но я говорил, что завоюю два пояса, и я их завоевал.


О бое с Эдди Альваресом
Если бы я поймал его ноги после первого нокдауна, я бы прикончил его сразу же в первом раунде.
Но я сделал ошибку, погнался за нокаутом, и он ушел от меня возле сетки. Вот единственная причина, по которой он выжил. Если вы посмотрите второй раунд – там после нокдауна я поймал его ноги и полностью контролировал его. В первом раунде я потерял голову, когда попал в него. Но он удивил меня тем, что достоял до второго раунда. Я чувствовал, что контролирую ситуацию полностью. Впрочем, так было со всеми.

Об инциденте после боя с Альваресом, когда МакГрегору пришлось ждать второго пояса

Конор Макгрегор и Альварес
Думаю, это было специально сделано, сто процентов. Понятия не имею, зачем они это сделали. Я представлял, как забираюсь на клетку с двумя поясами, и говорил об этом в каждом интервью. Когда у них не оказалось второго пояса, я сказал: «Что происходит? Где второй пояс? Какого черта здесь вообще происходит?». Не знаю, почему у них не было для меня второго пояса и не знаю, что было бы, если бы мне не принесли второй пояс. Наверное, я бы не вышел из клетки. Но почему не было пояса – нужно спросить у них. Иногда мне кажется, что они пытаются…Это бизнес, сумасшедший бизнес. Все эти временные пояса, все эти картонные пояса. Бизнес есть бизнес, я не держу зла на них за это. Как бы там ни было, моя тень все равно будет нависать надо всеми в полулегком весе (до 66 кг) и надо всеми в легком весе (до 70 кг). И надо всем UFC.
Они взял пояс у Вудли? Он специально носил его для меня.

О лишении пояса в полулегком весе
Они хотели лишить меня этого пояса еще до того, как я выиграл второй. Они говорили, что я должен либо защищать его, либо оставить. Я попросил их не давить на меня и дать возможность сделать историю. Но для них это было неприемлемо. Все, что им нужно было сделать, – просто спросить меня. Прийти ко мне и поговорить. Если бы мне предложили провести защиту пояса в марте – я бы избил Холлоуэя или Альдо, любого. Нужно было просто поговорить. Вместо этого они делают временный пояс, а мой титул отдают парню, которого я вынес за 13 секунд. А парень, которого я избивал три раунда, теперь временный чемпион. Неужели нужно было создавать все эти картонные пояса, чтобы продать шоу? Я слышал, шоу все равно дерьмово продалось. Я все еще чемпион в двух весовых категориях. Я готов провести бой в полулегком весе. Бойцы молятся, чтобы я не вернулся туда.

О поединке за временный пояс в легком весе между Хабибом Нурмагомедовым и Тони Фергюсоном
Бизнес есть бизнес. Эти два мешка, которые дерутся за временный пояс, – они на другом уровне. Иногда я ловлю себя на мысли – почему люди не продвигаются на другой уровень, почему до меня этого никто не сделал? Потому что все, что они делают – это дерьмо. Они жалкие, неповоротливые бойцы с хрустальной челюстью – на это противно смотреть. Эти два мешка должны быть безумно счастливы, что я в отпуске, и у них появились шансы на пояс. Но в реальности они никто, я нокаутирую обоих.

О бое с Флойдом Мейвезером

Конор Макгрегор и Флойд Мейвезер
Я сижу дома, Флойд предлагает мне 15 миллионов долларов, потом Дэйна поднимает его предложение до 25 миллионов. Я сижу и смотрю, как растут ставки, и это неплохо. Нам нужно встретиться с ним и поговорить. Естественно, о деньгах. Когда мы определимся с суммами и будем довольны – мы пойдем к промоутерам, и все сделаем. Дело идет, бой может состояться.
По телефону все прекрасно, но мне нужно поговорить с Флойдом лично. Я был в игре на расстоянии, нужно вернуться к делу по-настоящему.
«Это бой сейчас более, чем просто «возможен». Мы работаем над ним некоторое время. Смотрите, нужно пройти много шагов, чтобы организовать поединок, но этот бой можно сделать. Это то, чего хотят люди. Это то, чего хочу я. Я знаю, что мы можем сделать это. Я молод и уверен в себе, у меня непредсказуемый стиль. Вы не сможете подготовиться к человеку с таким стилем. Один парень спросил меня – «Зачем завоевывать один мир, если можно завоевать два?». Я собираюсь покорить два мира.
Могу ли я принять участие в поединке с Мейвезером без разрешения UFC? Полагаю, используя Акт Али – смогу. Особенно сейчас, когда я получил реальное предложение. Но, я думаю, мы должны быть вовлечены в это коллективно. Мы все в этом хорошем бизнесе. Я сделал большой бизнес с UFC, с Дэйной Уайтом, со всеми. Я думаю, мы можем работать вместе, и все смогу поучаствовать. Но все должны четко понимать свое место. Есть «Мейвезер Промоушенс», есть UFC, и есть недавно образованный «МакГрегор Промоушенс», и мы все связаны. Вот что я говорю – у меня нет босса. Я знаю, Флойд любит говорить, что Дэйна мой босс, и он все решает. Конечно, нет. Никто ничего не решает. Если они разрешают людям участвовать в турнирах по джиу-джитсу, они не могут остановить меня от участия в поединке по правилам бокса. Все пройдет гладко, если каждый будет знать свое место.
Если Флойд и Мэнни смогли сделать бой на полмиллиарда, мы сможем сделать больше. Здесь пересекутся два вида спорта, этого еще никто не видел. Мы можем сделать миллиард. Люди заплатят за этот бой. Бой на миллиард, мы уже рядом.
Мейвезер – сторона «А» в переговорах? Он испуганная сторона. Давайте честно, он не хочет реального боя. Ему нужны правила, которые защитят его. Мне не нужны правила. Он может говорить, что он сделает это, и сделает то, но на самом деле он боится. Смотрите, если я просто решу подраться с ним просто так – к черту UFC, к черту ММА, к черту бокс, к черту спорт, — если я решу просто подраться с ним, это будет моим самым легким боем за всю жизнь.
Он может говорить, что угодно и пытаться указывать на свои доходы за всю карьеру, и сравнивать их с моими. Это была хорошая маленькая игра, когда он сравнил свои заработки за карьеру с моими, несмотря на то, что он немного ошибается в моих числах. Но это был хороший ход, мне нравится играть с ним в эти игры и подкалывать друг друга. Не могу дождаться, когда мы сделаем этот бой. Давайте определимся с датой, давайте определимся с правилами, по которым ты сможешь остаться в живых. Давайте сделаем это в конце этого года или в начале следующего. За сто миллионов долларов я спокойно просижу без дела еще год.
Я уверен, что бой состоится к концу 2017 или в начале 2018 года. Я могу позволить себе бездействовать, когда на кону такое историческое событие. Бой с Хабибом Как-там-на-хрен-его-зовут или с Ослом Тони, Жозе Альдо или даже с Тайроном Вудли за третий пояс – это все не то. В некоторых ситуациях нужно быть терпеливым, и я чувствую, что это та ситуация.

О штрафе в 150 тысяч долларов за брошенную бутылку

Они хотели содрать с меня 150 тысяч за брошенную бутылку с водой, хотя вообще-то это была банка. Путь будет бутылка, зачем спорить. Я пришел к ним, и там был суд. Подобие суда, не знаю, легально ли это вообще. Они просто хотели, чтобы я прогнулся. Я не стал выделываться и говорить, что все это незаконно. Я признал, что был не прав и пообещал, что больше это не повторится. Они спросили: «Ты принимаешь любой штраф, который мы выпишем?». Я ответил: «Да».
— 150 тысяч и дело улажено?
— Да.
Судья ударил молотком, а я был просто в шоке. 150 тысяч? Десять лет назад я бы заплатил за такое 150 евро. Я люблю Атлетическую комиссию, я полечу туда, все улажу и получу боксерскую лицензию, и мы посмотрим, что скажет Флойд. За один бой в Лас-Вегасе я принес им всем 400 миллионов долларов. Никто не сделает таких денег.

О фирменной походке.

Походка Макгрегора
Я взял эту походку у Винса Макмэна (глава профессионального реслинга WWE), но мне плевать на него. Думаю, он рвет волосы на заднице. Но он и его девочки из WWE ничего не смогут с этим поделать. Это моя походка, я ее изобрел, и я сделал ее знаменитой. Вообще удивительно, как это прошло через разные культуры и разные виды спорта – игроки NBA, игроки NFL. Я очень рад и горжусь этим.

О поражении Ронды Раузи
После поражения Ронды я получал кучу сообщений со словами: «Посмотрим, что теперь UFC будут делать». Я удивлялся этому, потому что не праздновал ее поражение. Я люблю Ронду и всегда поддерживал ее. После ее поражения люди хотели, чтобы я сказал что-то вроде «Теперь у UFC больше никого нет». Но это неправильный ход мыслей. Я не праздную поражение другого человека, это слабая позиция. Только слабые поступают так.
Многие люди праздновали мое поражение, но они не имели ничего общего со мной. Я не могу поверить своим глазам. Это не является признаком чемпиона. Мы все в этом бизнесе сами по себе, поэтому поступки кого-то не оказывают на меня никакого влияния и воздействия. Я делаю то, что я делаю, Ронда делает то, что она делает, остальные делают то, что они делают.
Ронде не нужно было работать со СМИ до боя с Нуньес – и это здорово. Если бы мне позволили делать то же самое, я бы выступил на UFC 200, но мы разделили карды. UFC 200 сделал хорошие цифры, UFC 202 сделал хорошие цифры. Это дало мне небольшую паузу, которая, как показало время, идеально подошла для меня. Я слышал, что ей не нужно было общаться с прессой, и я был рад за нее, потому что она хотела этого.
Ронда сделала то, что должна была сделать – сосредоточилась на своей подготовке. Она быстро получила удар, и все рухнуло. Вот и все. Это жестокая игра, жестокий бизнес. Я справился с такой ситуацией, потому что я дерзкий ублюдок. Но если вы побеждаете меня, я встану напротив вас и постараюсь надрать вашу задницу в следующий раз.

О Нэйте Диасе

Конор Макгрегор и Нейт Диаз
Нэйт – это сучка, просто сучка. Я очень уважал его, уважаю его брата Ника. Но когда он ответил на видео-звонок от Флойда, и поприветствовал его фанатов, он стал его сучкой. Во время разговора он должен был оставаться собой. Флойд сказал ему: «Ты задушил Конора, я закончу твою работу». Нэйт должен был ответить: «Закрой свой рот, иначе я и тебя задушу», а после выложить это видео везде. Тогда я бы сказал: «Да к черту этого Флойда, давайте проведем третий бой с Нэйтом». Но Диас оказался работником Мейвезера. Поэтому к черту Нэйта, к черту Ника, и к черту вас, если вы болеете за этих ублюдков.
Посмотрите на Нэйта внимательно. Его лицо перекосило налево, я здорово его потрепал. Его лицо обвисло слева, потому что он получал удары моей левой 25 минут. Он был не в себе во время того звонка, он не ожидал такой ситуации. Флойд сказал ему: «Эй, Нэйт, передай привет фанатам Мейвезера». Сучка. Большей сучки я не видел. Теперь иди и вставай в очередь. Но наш третий бой все равно состоится. Это будет снова. Я закончу эту историю. В 70 кг он будет выглядеть скелетом, я обрушу на него всю мощь. Его команда должна отговорить его от третьего поединка, если там хоть кто-то что-то соображает. Ты сделал деньги, твое лицо перекосило налево, твоя речь замедлилась – расслабься и наслаждайся гонораром. Надо быть умнее, но, думаю, мы обязательно встретимся.

Об остальных соперниках и новых вызовах.
К черту всех, к черту каждого из них. Меня вызывает Андерсон Силва. Даже он говорит о бое со мной. Он говорит обо мне снова и снова. Я готов встретиться с ним, как и с любым за правильные деньги. Сейчас на повестке ситуация с Флойдом, но после – кто знает. Надо разобраться в трех весах.
Я размажу этого придурка (Вудли). Я зайду и разнесу его по октагону, и заберу третий пояс. Без проблем. Андерсон Силва, Жорж Сен-Пьер, вообще все. Знаю, звучит как бахвальство, но я смотрю на рейтинги UFC и не вижу никого равного мне. Тони Ослиная Рожа (Фергюсон), который дерется за временный пояс, Жозе (Альдо), Макс Холлоуэй и все остальные – там нет равных мне.
Роджер Мейвезер сказал, что большинство из них ни черта не знают о боксе. А я говорю – большинство ни черта не знают о боях.

О конфликте с тренером Джоном Каваной
Однажды он организовал семинар, но я туда не пришел, я организовал свой семинар. Я не пришел в зал в нужное время, я пришел в свое время. Это уже не было отношениями «тренер – ученик», а в мире ММА очень много деталей, в команде должен быть порядок, тренер должен быть на твоей стороне. Но мы вернули все на место, все в порядке. Поражение стало секретом успеха. Я проиграл, мне надрали задницу, мы посмотрели друг на друга и решили вернуть отношения «тренер – ученик».
Это было безумное время. Я подписал контракт с UFC 3 года назад, и мы прошли от самых низов до таких вершин за такое короткое время. У тренера свои задачи, у меня свои. Рано или поздно это должно было случиться. Поражение пошло мне на пользу, мы разобрались во всем, вернулись к отношениям «тренер – ученик», и все получилось.

Об отказе от главной роли в новом «Хищнике» и съемках в «Игре престолов»

Конор Макгрегор в Игре Престолов
Я отклонил их предложение. Ко мне пришли люди и предложили главную роль. Драться с хищником – звучит очень круто. Я задал один вопрос: «Сколько?». Но они предложили маловато. Мы поторговались, и сумма возросла, но нужно было отработать 8 съемочных недель, и при этом нельзя было ничем заниматься, кроме этого. Это долго и очень тяжело. Съемки выпадали на июль, я не хотел рисковать.
«Игра Престолов»? Да я везде, хотя даже не слышал об этом. Один раз после второго боя с Диасом новые владельцы UFC вместе с Дэйной Уайтом пришли ко мне, и Дэйна сказал, что мы хотим работать с «Игрой престолов». У меня адски болела голень, я бил ею 25 минут по коленям того парня. Нога просто отваливается, а мне предлагают роль в «Игре престолов». Я сказал им: «Я хочу быть в боях, а не в шоу-бизнесе. Лучше скажите мне, сколько мне заплатят за следующий бой, и с кем он будет». Вот и все. Больше я никогда ни с кем не говорил об этом. Не верьте всему, что слышите.

О рождении ребенка

У нас будет мальчик. Единственный, кто побьет мои рекорды, идеальный союз. Мой парень побьет мои рекорды. Я буду тренировать его еще в утробе матери. Сразу после рождения он будет готов убивать. У нас мальчик, я взволнован и очень переживаю.
Назвать его Конором? Жена убьет меня. Я горд тем, что она носит моего ребенка. Не могу дождаться, когда это произойдет. Не знаю, как рождение ребенка повлияет на меня. Может, это успокоит меня, и я сосредоточусь на своем ребенке, займусь его воспитанием.

О семье и успехе

Конор Макгрегор и его деввушка Ди Девлин
Семья намного важнее, чем кажется на первый взгляд. Раньше я гнался за успехом. Почти десять лет все мелькало, как в казино. Я видел людей, которые находятся на самом верху. Они поддерживают тех, кто к ним близок, и это причина их успеха – они делятся успехом с окружающими и поднимаются еще выше.
Я сосредоточен на себе и своей семье. Я должен обеспечить свою семью. В канун нового года я был в окружении семьи и осознавал, насколько она важна. Никогда не идите против семьи. Я люблю свою семью – это мои люди, моя кровь, мое наследие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *